November 19th, 2012

И усами не шевелит!

А у меня-то тихая радость. Наши мадагаскарские тараканы наконец отбросили копыта. Умерли, горемычные, почти одновременно, с разницей в неделю. Сначала один внезапно похолодел, потом у другого веки перестали дрожать.
Я ожидал, что смерть в балахоне и с тапком придет за ними не раньше чем через два года. «При хорошем уходе», – прочитал я с ужасом в день, когда жена с дочерью притащили их домой, – «мадагаскарский таракан может прожить пять лет». Помнится, я чуть не заплакал от этих слов.
Потомства они не дали, это была, к счастью, гомосексуальная пара. Соня звала тараканов-неразлучников Максимом и Сергеем. Возможно, она их даже различала. А я их боялся, как ядерной войны. То есть – гипотетически, но очень. А теперь их нет! Алилуйя!