March 4th, 2014

Что наша жизнь? Курбифюфель!

На прошлой неделе мне пришлось оборвать колонку, посвященную настольным играм, практически на полуслове. Чтобы не повторяться, я не стану снова писать начало этого слова, а продолжу прямо с того места, где замолчал. Итак.

...ите, узнать, не фальшивые ли деньги оказались в вашей коробке «Монополии», посмотрите их на свет. На настоящих купюрах вы должны увидеть надпись «Ты что, дурак? Ну кому придет в голову подделывать деньги из «Монополии»?»
Внимательный и привередливый читатель может сказать: «В прошлой колонке ты упомянул, что у тебя на шкафу целые залежи настольных игр, но продолжаешь твердить об одной только о «Монополии». Такое ощущение, что ее производители платят тебе за рекламу...»
Ха-ха, какая чушь! Никто мне не платит. (Кстати, где в Москве пункт обмена денег из «Монополии» на валюту с самым выгодным курсом? Не для себя спрашиваю. Спрашиваю для друга, которому я задолжал крупную сумму.)
Несмотря на неприятный панибратский тон (почему этот внимательный и привередливый читатель называет меня на ты? Правил приличия для него не существует? Он что, депутат Думы?) высказанная претензия вполне обоснована.
А потому перейдем к следующему пункту, к игре «Мкртчян». Тьфу! Я хотел сказать — «Скрэббл». И в том, и другом слове на шесть согласных приходится всего одна гласная, поэтому я их постоянно путаю. С английского «Скрэббл» переводится как «Эрудит». (Кстати, запомните полезную фразу для туриста: “I’m a scrabble! I have a dog. My dog is green!” — «Я эрудит! Где тут у вас библиотека? А в ней есть туалет?»)
Я начал приучать дочь к «Эрудиту» уже с полутора лет. Первые два года, правда, она вместо того, чтобы составлять слова, засовывала костяшки с буквами себе в нос. Зато научившись читать, дочь стала серьезным соперником. Еще бы! Если ей не доставало какой-нибудь буквы, она всегда могла достать нужную костяшку из носа.
Collapse )