Ярослав Свиридов (yasviridov) wrote,
Ярослав Свиридов
yasviridov

Categories:

«Дядя Коля вернулся!» Кавер-версии №5

Пятый выпуск! От создателей первого, второго, третьего и четвертого.

Я вырос в такой бедной семье, что мне приходилось донашивать не только вещи старшего брата, но и самого старшего брата.


«Третьим желанием надо было попросить у рыбки штаны, а не грыжу!» - мелькнула у Карло запоздалая мысль.


За день опытный испытатель лавашей, успевает надеть на голову до сорока-пятидесяти лепешек.


– Я люблю долгие прогулки по подвалам, смотреть, как догорают угли костра из книг, и весенний запах показавшийся из под снега первой собаки… А что любишь ты?




– Папаша, я вашу дочку того… Люблю…
– Вообще-то, у нас сын! Студент консерватории!
– Понятно тогда, почему он так кричал.


Неожиданно их ласки прервал громкий голос: «Пожалуйста! Покиньте библиотеку!»


«Пастор совсем не умеет играть на флейте», - подумал Штрилиц.


«Гм… Комар, жопа и пацифик… И вы хотите сказать, что на языке символов это означает «Yes! We can!», - переспросил недоверчиво Обама.


Денег на операцию по смене пола хватило только на левую руку.


Мать с гордостью показала пиццу, которую прислал из армии ее младший сын.


– Извините, ваше лицо показалось мне знакомым. Это не вы в прошлую субботу кидали кирпичами в белок в парке? Вы? Я так и знал! Может, вы запомнили меня? Я тот самый чудак, который бегал с топором за детьми.


Все шло нормально, пока на втором круге дядя Коля не начал раздеваться и сбрасывать вниз одежду, а затем и детей.


Из зеркала на него смотрел совершенно другой человек… «Это не зеркало», - наконец пояснил совершенно другой человек. – Я просто решил немного пожить у вас шифоньере».


Она еще раз потрясла гитару. Было отчетливо слышно, как внутри перекатывается одинокая фрикаделька...


«И зачем я опять набрала столько серпантина! – пожурила она себя за жадность. – Я же и половины не съем!»


А еще через минуту мозг ведущих передачи «Модный приговор» лопнул и забрызгал девушек.


Он начал коллекционировать слюноотсосы еще студентом-первокурсником. С тех пор разум к нему так и не вернулся…


– Удивительный ты человек! Завел меня в лес, напоил и потом даже не воспользовался этим? Ты такой неисправимый романтик?
– Нет! Все дело в эректильной дисфункции.


Мои стихи! Как я люблю вас!
Как обожаю вас, стихи!
Вот только рифму ненавижу!
И еще меня просто бесит, что в каждой строчке нужно соблюдать определенный размер!


Тот самый легендарный изобретатель пахлавы и чурчхелы за секунду до озарения.


Он ушел, оставив ей на память о себе только розу. Ну и еще кровать. А также дубовый шкаф. И три чемодана вещей. И двух детей от первого брака. И пятикомнатную квартиру. Ах да! И рояль! Через неделю он, правда, вернулся и забрал розу.


– Ребята! Есть идея! А давайте обложку следующего альбома нарисуем сами! Ведь талантливые люди талантливы во всем!


Нашего отпускника легко узнать в любом месте, но проще всего, конечно, в Намибии.


Она уже начинала жалеть, что напомнила соседу, что пора бы ему вернуть одолженный молоток.


Он сочинял песню ко дню рождения жены уж три часа, но смог придумать только первую строчку: «Ты, сука, мне всю жизнь сломала».


Геи уже вконец распоясались!


Эта картинка потеряет 95 процентов своего очарования, если вы узнаете, что мальчик, с застывшей на лице улыбкой, не отпускал кнопку звонка уже третий час, а из-за двери все это время доносилось: «Да нет тут никакой Ли Сюй Фень! Прекрати трезвонить, мудак!»


Я перестал верить в Деда Мороза, после того, как его борода неожиданно отвалилась и оказалось, что на самом деле это – Человек-паук.


– Так вот же моя блесна! А ты – «не видела, не видела». Снимай, дура!


Она была послана ему Господом. И он был послан ей Господом. «Понимаете, - объяснил позже Господь свой поступок, - я хотел, испортить жизнь как можно меньшему количеству людей».


Она пила, чтобы забыться. Что при ее болезни Альцгеймера было, в общем-то, излишне.


Зябко кутаясь в баритоновый саксофон, она сунула ноги в тромбоны и весело зацокала по паркету.


– Гляди! Дельфины опять кого-то топят. Что-то они последнее время совсем охренели. Это все экология… Или просто настроение у них сегодня такое.


– Может, ты, наконец, отвлечешься от фортепиано и посмотришь в мою сторону? Я для кого разделась?!
– Я ж не знал, что для меня! Я думал – для того фраера с флюгельгорном.


– Я старый солдат и я не знаю слов «куннилингус», «клитор» и «вульва». Но скажите мне слово «ведро» или там - «компот» и я сразу пойму, о чем идет речь.


– И тебе удобно так ходить, Надя?


Какое счастье, что восьмидесятые закончились еще в 1998-м!


Курить отвертку было неимоверно трудно. Зато не вредно и одной штуки хватало на целый день!


Она смахнула непрошенную слезу, сглотнула нежданную соплю и сплюнула невольную слюну. (За это в последствии он бросили ее в набежавшую волну.)


В семидесятые эта пластинка оказала сильнейшее влияние на целое поколение молодых музыкантов и послужила толчком к записи многочисленных альбомов. «Если уж этот чмырь смог выпустить пластинку, я и подавно смогу», - решал каждый молодой музыкант, взглянув на диск.


«Наредкость неудобный кусок мыла!», - в который раз чертыхнулась она. «С другой стороны - 200 кусков в одном по цене 20-ти», - напомнила она себе и принялась радостно намыливать пупок.


– Возможно, мы выглядим, как педофилы, ведем себя, как педофилы и говорим, как педофилы, но мы не педофилы.
– Идиот! Мы и есть педофилы!
– О! Пардон! Меня тут поправляют… Так вот…


Партизанам приходилось скрываться в лесу, только там над их штанами никто не смеялся.


– ...Пунш давно остыл, но я продолжал сидеть у камина. Комнату озаряли только всполохи молний. Неожиданно в дверь постучали. На пороге стояла хрупкая незнакомка с длинными рыжими волосами, мокрыми от дождя. Ее большие, зеленые глаза встретились с моими. «Кажется, я обкакалась», - сказала она... Вот так, сынок, я и познакомился с твоей мамой…


– Стоп! Так вы хотите сказать, что просили татуировку в виде поющего головастика?! Черт! А мне послышалось – «большущая свастика»! Ну хотите я переделаю ее в улыбающуюся свастику?


Он стер помет со щеки и посмотрел вверх. К его удивлению, на карнизе сидел не голубь, а его сосед дядя Коля.


– Не зли меня, детка! Ты же меня знаешь, я детский поэт. Зарежу, и мне ничего за это не будет!


Дополнительная литература по теме:
Первый выпуск http://yasviridov.livejournal.com/97691.html
Второй выпуск http://yasviridov.livejournal.com/130048.html
Третий выпуск http://yasviridov.livejournal.com/168175.html
Четвертый выпуск http://yasviridov.livejournal.com/193675.html
Tags: инвентаризация, кавер-версии, рзб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →